Не все москвичи согласны участвовать в программе реновации

“Иди куда пошлют!” Москвичей по реновации переселяют в другие районы города

Читайте Новые Известия в официальной группе Следите за самыми важными новостями региона в ленте друзей Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники

В последние дни старого года в Москве произошло событие, которое одни назвали «выигрышем в лотерею», а другие – «бесплатным сыром в мышеловке». В дома, построенные по реновации в разных концах столицы и обещанные местным жителям, заселились «оккупанты» из Нагорного района, не помышлявшие съезжать из родных мест.

Людмила Бутузова

Как это произошло? В Нагорном районе ожидали свою реновацию, но она пока не случилась, ни одного дома по программене построено. Чтобы жители не скучали, прошлым летом им посреди жилого массива стали прокладывать тоннель метро. Пятиэтажки – на Варшавском шоссе, 80 и Чонгарскому бульвару, 1 – оказались под ударом сразу двух стихий: либо по реновации снесут, либо метро угробит. Судьба жителей – куда съезжать, когда и на каких условиях – до последнего момента оставалась неясной.

– И метростроевцы, и власти города знали о необходимости переселения жителей, но не делали ничего,- говорит Анастасия Крючкова, член Московской группы защиты прав москвичей при реализации программы реновации. – Это известная политика – играть в молчанку,страхи и реальные опасения остаться ни с чем растут у москвичей как на дрожжах. Ими несложно воспользоваться. Незадолго до нового года город предложил отчаявшимся жителям из Нагорного квартиры совершенно в другом районе -на Судостроительной улице, а потом и в другом округе – на Аминьевском шоссе. Квартиры были неравнозначные, маленькие по площади, но 30% жителей все-таки дали согласие на переезд. У ДГИ не было возможности через суд выселить оставшихся несговорчивых москвичей, именно потому, что квартиры были неравноценные, не отвечающие требованиям программы реновации. Тогда чиновники вспомнили о применяемом ранее гибридном способе расселения: издали распоряжение об изъятии для государственных нужд жилых помещений, расположенных по Варшавскому шоссе, 80 и Чонгарскому бульвару, д 1.

Жителей в спешном порядке известили о необходимости немедленного переселения и через неделю выдали ордера на квартиры в другом районе ЮАО – на улице Борисовские пруды д. 7 корп. 2. Из центра в тьму-таракань, в 20 минутах от метро. И ничего, изрядно измотанные жители согласились на переезд – без предварительной оценки стоимости собственных квартир, с потерей несомненных транспортных преимуществ (у них метро Варшавская находилось в двух шагах), без учета важнейшего конституционного принципа — равноценного возмещения. Власти практически без хлопот добились, чего хотели.

Гибридный метод переселения мэрия уже применяла два года назад в пятиэтажке на проспекте маршала Жукова. Вспомните эту резонансную историю, когда жителей вынуждали заселять печально знаменитую «Карамбу» на основании сразу двух законов – о реновации и об изъятии земельных участков для государственных нужд. Те, кто не сопротивлялся, поехали туда по реновации, тех, кто отказался, стращали госнуждами. На пр. маршала Жукова было несколько юридически подкованных семей, со стальными нервами, они судились с Москвой и даже подавали коллективное заявление в ФСБ из-за принуждения к переселению в неликвид.

В «законе об изъятии для госнужд» нет ничего страшного, наоборот, собственник получает от государства гораздо больше преференций, чем по реновации, – выбор места жительства, дома, квартиры по своему усмотрению или денежную компенсацию с учетом стоимости участка, которая покрывает доставленные государством неудобства. Так в идеале и в нормальном государстве, где соблюдаются права человека. Что в итоге выгорело борцам с маршала Жукова, достоверно неизвестно, кто-то, вроде бы, сумел отбиться от «Карамбы». Но, судя по тому, что мэрия не намерена церемониться с «имуществом, изъятым для госнужд», и в случае необходимости «корректирует» федеральные законы собственными распоряжениями, гибридный способ переселения теперь производят за счет тех, кто ждал, но не дождался своих реновационных квартир.

– Дорогие товарищи и соседи! Распаковывайте чемоданы, мы остаемся в старых пенатах, – 29 декабря написал в группе «Борисовские пруды» местный активист Сергей Кузнецов. – В доме № 7, корп. 2 все уже решено и распределено.Сегодня смотровые дают Варшавке и Чонгарскому бульвару, о чём радостно отрапортовала депутат Любовь Никитина. Но кому-то радость, а нам большая грусть. Нас-то кинули.

Депутат Мосгордумы Любовь Никитина и впрямь не скрывала ликования: «Дорогие соседи района #Нагорный (Москва, ЮАО)! Наша борьба за права людей, попавших в Программу реновации, а затем под распоряжение об изъятии их помещений “в связи с государственными нуждами” увенчалась успехом. Те, кто не захотел ехать на улицу Матвеевскую и на Аминьевское шоссе – в дом “Бородавочник”, начали получать смотровые ордера на улице Борисовские пруды, дом 7, корпус 2. Прекрасный вариант, хотя и в другом районе. Это было моё предвыборное обещание – заступиться за людей, которые немало вытерпели: и давление, и шантаж, и угрозы. Я своё обещание сдержала. Последнее обращение к прокурору Москвы две недели назад также, очевидно, сыграло свою роль».

– В чем победа-то? – не сдерживает сарказма Анастасия Крючкова. – Людей обманули и кинули на глазах у всей Москвы. А прокурор, оказывается, и не знал, что не может дом идти под снос, одновременно находясь в двух программах. Вы уж, как говорится, определитесь, что происходит – строительство метро или реновация?

Какая теперь разница… Люди и тому рады, что бардак закончился и можно выдохнуть. Вот, всего за один день 29 декабря 60% жителей разом выдохнули и дали согласие на Борисовские пруды, некоторые так уже и со скарбом притащились.

– Я переночевал в первый же день, как ордер дали, окончательно переехал 31-го, нервы не выдерживали ждать второго инфаркта, – рассказал «НИ» новосел Евгений Скворчиков. – 45 лет прожили с женой на одном месте. Знать не знали про это Москворечье-Сабурово. Все чужое, зачем нам обживать эту «ж…пу мира»?

Не может успокоиться – может, надо было соглашаться на Судостроительную, а то и на Аминьевское шоссе? Но туда распределяли тех, у кого однушка или трехкомнатная. Двушки были только на Борисовских прудах – сюда обреченных всем этапом и направили. Ну хоть с метрами не обидели. У Скорчиковых на Варшавке было 44 квадрата, здесь – 58. Кому-то, говорит, и под 70 привалило, двушки все разные, но удобные. И ремонт хороший. Дед – строитель, придирался профессионально – ничего существенного не нашел:

– Если бы не по горю сюда загоняли, я, может, еще и пропагандистом бы заделался при Собянине – славить реновацию. Умеют же, когда захотят! Неделю приглядываюсь: нет проблем с водой, сантехникой, канализацией, окнами, потолками, дверями и вонью в подъезде. Вид из окна тоже нормальный – на парк, еще один – через дорогу. Только, думаю, недолго им жить, застроят, и будем мы куковать на своем двадцатом этаже.

Да он уже и так не выходит, соседи тоже на жердочках сидят. Неохота конфликтовать. Местные, чьи квартиры новоселы позаняли, не очень-то расположены к добрым отношениям, пишут в районном чате всякие обидные гадости про пришельцев, хотя для этого есть «Активный гражданин» и твиттер мэра Собянина.

За всех своих отдувается «Света с Варшавки»: «Не вините нас, что мы на ваш район понаехали. Мы бы с радостью в Нагорном остались, но власти не оставили намс вами права на выбор».

К слову, московские активисты предлагали жителям Нагорного подать на мэрию в суд за нарушение конституционных прав и добиваться нормального переселения, а не по реновации, притянутой за уши. Желающих упираться рогом и дойти аж до ЕСПЧ не нашлось: «пока судишься, отберут и эти квартиры».

Самое обидное, что меньше чем через полгода в Нагорном сдадут первый дом под реновацию. Кто туда поедет, – сюрприз. График переселения у мэрии под замком.

“Иди куда пошлют!” Москвичей по реновации переселяют в другие районы города

В последние дни старого года в Москве произошло событие, которое одни назвали «выигрышем в лотерею», а другие – «бесплатным сыром в мышеловке». В дома, построенные по реновации в разных концах столицы и обещанные местным жителям, заселились «оккупанты» из Нагорного района, не помышлявшие съезжать из родных мест.

Людмила Бутузова

Как это произошло? В Нагорном районе ожидали свою реновацию, но она пока не случилась, ни одного дома по программе не построено. Чтобы жители не скучали, прошлым летом им посреди жилого массива стали прокладывать тоннель метро. Пятиэтажки – на Варшавском шоссе, 80 и Чонгарскому бульвару, 1 – оказались под ударом сразу двух стихий: либо по реновации снесут, либо метро угробит. Судьба жителей – куда съезжать, когда и на каких условиях – до последнего момента оставалась неясной.

– И метростроевцы, и власти города знали о необходимости переселения жителей, но не делали ничего,- говорит Анастасия Крючкова, член Московской группы защиты прав москвичей при реализации программы реновации. – Это известная политика – играть в молчанку, страхи и реальные опасения остаться ни с чем растут у москвичей как на дрожжах. Ими несложно воспользоваться. Незадолго до нового года город предложил отчаявшимся жителям из Нагорного квартиры совершенно в другом районе – на Судостроительной улице, а потом и в другом округе – на Аминьевском шоссе. Квартиры были неравнозначные, маленькие по площади, но 30% жителей всё-таки дали согласие на переезд. У ДГИ не было возможности через суд выселить оставшихся несговорчивых москвичей, именно потому, что квартиры были неравноценные, не отвечающие требованиям программы реновации. Тогда чиновники вспомнили о применяемом ранее гибридном способе расселения: издали распоряжение об изъятии для государственных нужд жилых помещений, расположенных по Варшавскому шоссе, 80 и Чонгарскому бульвару, д 1.

Жителей в спешном порядке известили о необходимости немедленного переселения и через неделю выдали ордера на квартиры в другом районе ЮАО – на улице Борисовские пруды д. 7 корп. 2. Из центра в тьму-таракань, в 20 минутах от метро. И ничего, изрядно измотанные жители согласились на переезд – без предварительной оценки стоимости собственных квартир, с потерей несомненных транспортных преимуществ (у них метро Варшавская находилось в двух шагах), без учета важнейшего конституционного принципа — равноценного возмещения. Власти практически без хлопот добились чего хотели.

Гибридный метод переселения мэрия уже применяла два года назад в пятиэтажке на проспекте маршала Жукова. Вспомните эту резонансную историю, когда жителей вынуждали заселять печально знаменитую «Карамбу» на основании сразу двух законов – о реновации и об изъятии земельных участков для государственных нужд. Те, кто не сопротивлялся, поехали туда по реновации, тех, кто отказался, стращали госнуждами. На проспекте маршала Жукова было несколько юридически подкованных семей, со стальными нервами, они судились с Москвой и даже подавали коллективное заявление в ФСБ из-за принуждения к переселению в неликвид.

В «законе об изъятии для госнужд» нет ничего страшного, наоборот, собственник получает от государства гораздо больше преференций, чем по реновации, – выбор места жительства, дома, квартиры по своему усмотрению или денежную компенсацию с учётом стоимости участка, которая покрывает доставленные государством неудобства. Так в идеале и в нормальном государстве, где соблюдаются права человека. Что в итоге выгорело борцам с маршала Жукова, достоверно неизвестно, кто-то, вроде бы, сумел отбиться от «Карамбы». Но, судя по тому, что мэрия не намерена церемониться с «имуществом, изъятым для госнужд», и в случае необходимости «корректирует» федеральные законы собственными распоряжениями, гибридный способ переселения теперь производят за счёт тех, кто ждал, но не дождался своих реновационных квартир.

– Дорогие товарищи и соседи! Распаковывайте чемоданы, мы остаемся в старых пенатах, – 29 декабря написал в группе «Борисовские пруды» местный активист Сергей Кузнецов. – В доме № 7, корп. 2 все уже решено и распределено. Сегодня смотровые дают Варшавке и Чонгарскому бульвару, о чём радостно отрапортовала депутат Любовь Никитина. Но кому-то радость, а нам большая грусть. Нас-то кинули.

Депутат Мосгордумы Любовь Никитина и впрямь не скрывала ликования: «Дорогие соседи района #Нагорный (Москва, ЮАО)! Наша борьба за права людей, попавших в Программу реновации, а затем под распоряжение об изъятии их помещений “в связи с государственными нуждами” увенчалась успехом. Те, кто не захотел ехать на улицу Матвеевскую и на Аминьевское шоссе – в дом “Бородавочник”, начали получать смотровые ордера на улице Борисовские пруды, дом 7, корпус 2. Прекрасный вариант, хотя и в другом районе. Это было моё предвыборное обещание – заступиться за людей, которые немало вытерпели: и давление, и шантаж, и угрозы. Я своё обещание сдержала. Последнее обращение к прокурору Москвы две недели назад также, очевидно, сыграло свою роль».

– В чем победа-то? – не сдерживает сарказма Анастасия Крючкова. – Людей обманули и кинули на глазах у всей Москвы. А прокурор, оказывается, и не знал, что не может дом идти под снос, одновременно находясь в двух программах. Вы уж, как говорится, определитесь, что происходит – строительство метро или реновация?

Какая теперь разница… Люди и тому рады, что бардак закончился и можно выдохнуть. Вот, всего за один день 29 декабря 60% жителей разом выдохнули и дали согласие на Борисовские пруды, некоторые так уже и со скарбом притащились.

– Я переночевал в первый же день, как ордер дали, окончательно переехал 31-го, нервы не выдерживали ждать второго инфаркта, – рассказал «НИ» новосел Евгений Скворчиков. – 45 лет прожили с женой на одном месте. Знать не знали про это Москворечье-Сабурово. Все чужое, зачем нам обживать эту «ж…пу мира»?

Не может успокоиться – может, надо было соглашаться на Судостроительную, а то и на Аминьевское шоссе? Но туда распределяли тех, у кого однушка или трехкомнатная. Двушки были только на Борисовских прудах – сюда обреченных всем этапом и направили. Ну хоть с метрами не обидели. У Скорчиковых на Варшавке было 44 квадрата, здесь – 58. Кому-то, говорит, и под 70 привалило, двушки все разные, но удобные. И ремонт хороший. Дед – строитель, придирался профессионально – ничего существенного не нашел:

– Если бы не по горю сюда загоняли, я, может, еще и пропагандистом бы заделался при Собянине – славить реновацию. Умеют же, когда захотят! Неделю приглядываюсь: нет проблем с водой, сантехникой, канализацией, окнами, потолками, дверями и вонью в подъезде. Вид из окна тоже нормальный – на парк, ещё один – через дорогу. Только, думаю, недолго им жить, застроят, и будем мы куковать на своем двадцатом этаже.

Да он уже и так не выходит, соседи тоже на жердочках сидят. Неохота конфликтовать. Местные, чьи квартиры новоселы позаняли, не очень-то расположены к добрым отношениям, пишут в районном чате всякие обидные гадости про пришельцев, хотя для этого есть «Активный гражданин» и твиттер мэра Собянина.

За всех своих отдувается «Света с Варшавки»: «Не вините нас, что мы на ваш район понаехали. Мы бы с радостью в Нагорном остались, но власти не оставили намс вами права на выбор».

К слову, московские активисты предлагали жителям Нагорного подать на мэрию в суд за нарушение конституционных прав и добиваться нормального переселения, а не по реновации, притянутой за уши. Желающих упираться рогом и дойти аж до ЕСПЧ не нашлось: «пока судишься, отберут и эти квартиры».

Самое обидное, что меньше чем через полгода в Нагорном сдадут первый дом под реновацию. Кто туда поедет, – сюрприз. График переселения у мэрии под замком.

Не все москвичи согласны участвовать в программе реновации

ФОТО: АЛЕКСАНДР КЛИЩЕНКО

Московская реновация, опыт которой внимательно изучают в других городах России, – явление удивительное. Такого презрения к жителям, такого игнорирования их потребностей мы еще не видели. Иногда хочется протереть глаза и спросить: кто вообще это творит, избранники народа или оккупационные власти?

Ветхого жилого фонда в столице очень мало, практически весь он был уничтожен на рубеже веков, когда без слова «реновация» Юрий Лужков и приближенные к нему застройщики снесли сотни кварталов хрущевок, переселив их жителей в комфортабельные дома. Казалось, проблема решена надолго. А вот поди ты – сменилась власть, появились другие приближенные застройщики и им снова потребовалось переустроить город под себя.

Читайте также:  ОЭК будет определять точки для подключения объектов реноваций

ОТДАЙТЕ ДОМ ЖИЛЬЦАМ

Около полутора лет назад, 29 января 2018 года, мэр Москвы Сергей Собянин дал большое интервью газете «Коммерсантъ», где подробно рассказал о достижениях и планах мэрии и скромно умолчал о ее ошибках. У Сергея Семёновича тогда начинался предвыборный год, и хотя победа была предрешена, он очень активно вкладывался в улучшение собственного имиджа. Особый интерес представляли высказывания Собянина на тему реновации – проекта, благодаря которому мэру удалось объединить до того вполне аполитичных жителей столицы против действующей власти.

В первую очередь Сергей Семёнович признал, что программы реновации не существовало тогда вообще, что она реализовывалась явочным порядком: «На сегодня есть лишь закон и постановления правительства Москвы, регламентирующие программу, и утвержден перечень домов. Следующими этапами мы должны создать проекты планировок кварталов или целых районов, которые подпадают под реновацию, расписать очередность реализации, и вот тогда это будет полноценная программа. Для этого потребуется не один год».

Почему же тогда людей начали переселять практически сразу? Оказывается, в этом виноваты сами москвичи: «Жители нам говорят: «Послушайте, перед окнами у нас стоит готовый дом. Пожалуйста, переселяйте нас в него. Не смейте продавать дом или отдавать под другие нужды, отдайте нам». Перед нами случай так называемого лукавства. Если москвич скажет городской власти «Не смейте», его тут же научат почтению к начальству специально обученные росгвардейцы. Похоже на то, что эти «требования» выдвигали так называемые жильцы, которых порой и в доме-то никто не видел, то есть профессиональные провокаторы – вот те люди, которые рвутся в соседние дома. И тому есть вполне весомые доказательства – например, коптевский прецедент. В 9-этажном кирпичном здании по адресу 3-й Новомихалковский проезд, 17А попытались провести собрание собственников, пришло человек 15–20, посудачили и разошлись. Вела это собрание некая женщина, представившаяся как Любовь – никто из жильцов с ней не был знаком. Потом участники собрания проверили данные на сайте реновации – и обнаружили, что на собрание пришли 87,84% собственников (в доме 108 квартир), причем 69,92% – более уставных двух третей – проголосовали за снос собственного дома. Такая вот добровольность.

Куда торопится мэр? Почему не сказать – «нам надо создать программу, для этого потребуется не один год, не волнуйтесь»? Может быть, кому-то просто очень срочно нужны деньги? Откуда в Москве появилось «около тридцати готовых домов, которые еще раньше были построены, до создания проекта реновации»? С каких пор у нас начали строить дома, не продавая в них жилье на стадии котлована? Очень, очень неубедителен был наш мэр.

ВСЕ ВЫШЕ, И ВЫШЕ, И ВЫШЕ

В тот момент на ближайшие годы реновации было заложено 400 млрд рублей, по 100 млрд в год. Это колоссальная сумма, согласился Сергей Собянин, и надо как-то ее возвращать, поэтому скрепя сердце он признавал: «часть жилья необходимо будет продавать на рынке, чтобы эта программа была самоокупаемой хотя бы в части себестоимости жилья». Ехидные журналисты «Коммерсанта» вынесли эту фразу в заголовок, тем самым показав свое реальное отношение к высказываниям чиновника. Дело в том, что «часть» – это, как казалось тогда критикам, процентов так 60–70: представьте себе 17-этажку на месте пятиэтажки. Плюс, как признал Собянин, «мы отобрали более 200 свободных площадок и приступили к строительству». Таким образом, площадь и плотность застройки города уже на тот момент должны были существенно увеличиться. А что касается пресловутых «объектов соцкультбыта», то они все чаще располагаются как раз на первых этажах многоэтажек – чего зря место драгоценное переводить. «Строим центр кинезитерапии» – гордо сообщал баннер на ограде одной из строек на Изумрудной улице. «Центр» оказался 12-этажным жилым зданием экзотической для скромного района внешности. И так повсюду.

Построили на свободной площадке 17-этажный дом, переселили туда жителей пятиэтажки (в худшие квартиры, окна на север и на трассу, выбора-то не дают), продали остальные 12 этажей, снесли пятиэтажку, построили 17 этажей, заселили из другой пятиэтажки, продали 12 этажей… Это не самоокупаемость, это огромный бизнес! Так казалось тогда – привычные 17 этажей с брежневских времен были стандартом для многоэтажного строительства города. Но новые власти смотрели куда выше – об этом ниже.

МЕСТЬ ЗА ИВАНА ГРОЗНОГО

Выгодоприобретатели этого бизнеса не афишировались: «Мы не собираемся заключать с ними инвестиционные контракты в том понимании, в котором они реализовались до этого… Строят строители, а город заказывает. Город сам будет инвестором и заказчиком… Мы будем заказывать на конкурсах, аукционах так, как происходит и сегодня, когда мы размещаем городские заказы». Последний пункт сразу пугал, потому что сколько-нибудь выгодные городские заказы с удивительным постоянством уходят нужным людям. Хотя смысл был понятен: ранее застройщики платили городу за участок и делали все сами (строили, заселяли переселенцев или очередников, продавали другие площади), а теперь город хочет взвалить на себя эти тяжкие обязанности: девелоперы из хозяев становятся исполнителями.

Мэр, а вернее прикрываемые им застройщики, основу которых составляют выходцы из Татарстана во главе с вице-мэром Маратом Хуснулиным, твердо намерены использовать каждый сантиметр покоренного ими города: «Девелоперский бизнес умрет в Москве последним в России в силу того, что московский рынок наиболее емкий», – радовался мэр. В городе было нечем дышать из-за окружающих его свалок, люди начали ходить по головам друг друга, а власть наслаждалась «емкостью рынка». «Количество жилья, которое строится в Москве, с точки зрения количества населения невелико. Программа реновации даст дополнительные объемы, но это некритические объемы, которые вряд ли существенным образом повлияют на рынок жилья в регионе». Назвать постройку 25-этажки на месте 5-этажки «некритическим объемом» – это надо уметь. Конечно, для бездонных карманов околовластных застройщиков это, может, и немного, но для рядовых москвичей реновация – полноценное путешествие селедки в бочку.

Но кто будет направлять это движение?

«Качество строительства будет контролироваться, естественно, и государственным надзором, и фондом реновации, и, самое главное, жителями. Еще есть комиссия Общественной палаты, которая ведет независимый контроль, ну и в конце концов есть я», – говорит Собянин. Тут особенно трогательно звучит упоминание жителей. Их никто не спросил, нужна ли реновация, с ними трогательно поиграли на выборах мэра, им, неразумным, оформили собрания собственников, а тут вдруг они будут что-то контролировать? Вы серьезно?

ФОТО: РАМИЛЬ СИТДИКОВ/«РИА НОВОСТИ»

Качество строительства бюджетного жилья («стандартного класса») в России невысокое. В случае строительства по подряду исполнитель вообще не заинтересован в высоком качестве, поскольку не ему продавать эти объемы. Теоретически он будет бояться городской комиссии и поражения на следующем тендере, но «ручные» компании этим сложно напугать. Впрочем, ответственность слишком велика, поэтому откровенно плохо, надеемся, никто строить не будет.

КАК МЕНЯЕТСЯ МНЕНИЕ

А ведь когда Сергей Семёнович вступал в должность мэра, он говорил, что в Москве очень плотная застройка и нужен пересмотр градостроительной политики. Под предлогом нарушения обязательств перед городом были разогнаны лужковские застройщики (из-за кризиса 2008–2009 годов сроки срывали практически все), у них отобрали площадки. Сейчас мэр объясняет, что имел в виду «уход от точечной застройки, когда строят практически во дворе домов, когда вся стройка сосредоточена в центре города, в его исторической части». На самом деле Юрий Лужков под конец пребывания на посту мэра уже отказался от уплотнительной застройки, так что основные проекты реализовывались тогда отнюдь не в центре, а на свободных землях в спальных районах.

«Сегодня большая часть строительства ведется как раз в промзонах или на новых территориях Москвы. А сам объем не больше, чем в начале 2000-х годов», – говорил Собянин. Да, действительно, объемы соотносимы, а территории стало значительно больше. Только к лужковской «реновации» люди относились достаточно тепло, а к собянинской – увы.

Разница между ними весьма существенна. Во время работы Юрия Лужкова на посту столичного мэра город лишился 12 млн из 20 млн кв. м в пятиэтажных домах, было снесено 1772 дома, что в три раза меньше, чем планируется на «первом этапе» нынешней реновации. Градостроительные нормы были иными – больше расстояние между домами, жестче требования к инсоляции, соблюдались и другие требования «проклятого советского наследия». Перед нынешней же реновацией Москва существенно упростила требования к самой себе.

Не принято вспоминать, что «лужковские» переселенцы получали в среднем три различных предложения: обычно в том же районе, где и жили раньше. В случае аргументированного несогласия собственника чаще всего стороны продолжали искать компромисс. Жертвам нынешней реновации права выбора не дают.

Кроме того, реновация 2000-х сносила действительно «плохие» серии, теперь же зачищаются целые кварталы без учета состояния домов.

ЦИФРЫ УХОДЯТ В НЕБО

Насколько больше будет построено жилья, чем снесено? На старте чиновники говорили о 10% лишней площади, которую планируется вывести на рынок (так уверял руководитель Департамента развития новых территорий г. Москва Владимир Жидкин). На этом фоне тревожным звоночком прозвучало признание главы Департамента строительства г. Москва Андрея Бочкарёва о том, что объем нового жилья по программе реновации «лишь примерно на четверть превысит объем снесенного».

Уже тогда было ясно, что это – либо некомпетентность, либо, что скорее, вранье. Еще перед началом активной фазы реновации стало ясно, что объем нового жилья будет в 3–4 раза больше, чем снесенного. При сохранении нынешнего числа квадратных метров на человека (а большие квартиры покупают плохо) это означало, что при 600 тыс. переселенных мы получим около двух миллионов новых москвичей. Город-монстр поглощает новых россиян.

А потом подоспели и факты: первые шесть проектов сноса-застройки предполагают увеличение жилой площади в три раза по сравнению с нынешней. В документах сейчас говорится о росте числа жителей на треть, что для перенаселенной Москвы уже очень много. А по факту все очень похоже на трехкратный рост населения в перестраиваемых микрорайонах.

Вторая очередь проектов подтвердила предположения. В Бабушкинском районе, Алтуфьеве, Люблине и Покровском-Стрешневе снесут 620 тыс. кв. м жилплощади, а выстроят 1,9 млн. В целом по подготовленным проектам будет выстроено 6,4 млн кв. м на месте 1,98 млн кв. м. При этом нам уже много раз объясняли, что никаких «подарков» по метражу переселенцам не будет, и вот в это почему-то верится.

Понятно, что по разным районам цифры колеблются. Повезло, скажем, «группе Метрогородка» и пяти другим микрорайонам – там будет всего в три раза больше жилья, чем ранее. А вот в «группе Свиблова» и шести его товарищей по несчастью станет в пять раз больше квадратных метров, чем раньше.

В общей сложности, как говорят сейчас, в рамках реновации будет построено 52 млн кв. м жилья, что увеличит его объем, а значит, и число жителей – примерно на 15%. Относительно, подчеркнем, не числа переселяемых, а всех москвичей. То есть, это рост на 1,8 млн человек.

Да, изначально урбанисты опасались, что на месте пятиэтажек вытянутся семнадцатиэтажки. Увы, нет – в планах уже есть дома и по 30 этажей, причем стоящие довольно плотно друг к другу. Какой вид из окна будет у жителей пятого этажа, объяснять не приходится.

К тому же во многих комплексах попросту не будет парковок. Вообще. «Дворы без машин» – паркуйтесь на улицах, дорогие переселенцы. Московские власти хотят получить деньги с новой этажности, но по-прежнему не хотят, чтобы «понаехавшее быдло», как зачастую характеризуют нас выходцы из Тюмени и Казани, занимало своими телегами их дороги.

Дома высотой 85 метров без парковок, только с размеченными местами вдоль выезда из паутины дворов – решение, что и говорить, свежее. Увы, наш Градостроительный кодекс до сих пор запрещает размещать парковки на первых этажах жилых домов – это помогло бы решить многие проблемы. Аргумент о том, что «жилой дом имеет для парковки очень неудобную сетку опорных элементов», с современными технологиями и материалами не выдерживает серьезной критики.

Добавим, что освоение денег началось уже с проектирования – первые 40 домов кампании были спроектированы за 2,8 млрд рублей. Это невероятные 70 млн за каждую из ничем не примечательных коробок. А заработки на продаже «лишних» квартир обещают быть куда более серьезными.

Но кто будет покупать это жилье? Частично, конечно, москвичи – для улучшения жилищных условий, для детей, с инвестиционными целями. Но главным образом это будут самые энергичные, самые амбициозные люди из других российских регионов. Те, кто сумел подняться, заработать на московскую квартиру, уедут из Перми, Тобольска, Владикавказа, оставляя после себя выжженную землю, обескровливая и без того слабые российские регионы. Но надо признать, что существует и обратный процесс. Люди с чувством собственного достоинства, не желающие терпеть подобные унижения от навязанной, немосковской власти, уже несколько лет уезжают из Москвы, понимая, к чему идет дело. Деревни в радиусе 200 км от Москвы все чаще превращаются в благоустроенные коттеджные поселки, а многие, не желающие или не имеющие возможности эмигрировать, и вовсе переселяются в Поволжье или на Урал.

Может быть, в этом и расчет? Нагнать в столицу солдат золотого тельца и выдавить ими во внешнее пространство людей с честью и совестью, чтобы они начали поднимать Россию? Потому что переуплотненная Москва однозначно становится непригодной для достойной, цивилизованной жизни.

Так что не за горами момент, когда «живые позавидуют мертвым», то есть успешные москвичи – глупым провинциалам. Но уезжать лучше сейчас, пока безудержная реновация не обрушила в конец цены на когда-то драгоценное московское жилье.

Не все москвичи согласны участвовать в программе реновации

В воскресенье на проспекте Сахарова прошел митинг против новой московской программы сноса пятиэтажек. Общемосковский гражданский митинг «Против сноса Москвы, в защиту права частной собственности» был заявлен как неполитический, без партийной символики и флагов. Против закона о реновации, по данным пресс-службы ГУВД Москвы, вышло 8 тыс. человек, активисты «Белого счетчика» насчитали 22 тыс. человек, а организаторы митинга заявили о том, что на митинг пришло более 30 тыс. москвичей.

Участники митинга были с плакатами и баннерами «Против реновации», «Сносу нет», «Не ломайте наш дом», а также отражающие территориальную принадлежность митингующих: «Измайлово против реновации», «Сохраним Богородское», «Марфино против» и т. д.

Главным пунктом резолюции по итогам митинга стало требование об отклонении законопроекта 120505-7 «О реновации». По мнению организаторов митинга, проект закона, принятый 20 апреля в первом чтении, нарушает положения Конституции РФ, Гражданского кодекса, а также Жилищного, Градостроительного и Земельного кодексов РФ.

«Распоряжение чужим имуществом, а именно в этот процесс власти вовлекают москвичей, провоцируя «голосования ЗА и ПРОТИВ» некой несуществующей «программы реновации», выходят за рамки правового поля. Отъем домов и земли у москвичей — может квалифицироваться по статьям 159, 163, 179 и другим статьям Уголовного кодекса РФ. Насильственное переселение людей является депортацией», — говорится в итоговой резолюции, подготовленной организаторами по итогам митинга.

Несмотря на то что митинг был объявлен как гражданский и неполитический, его участники выразили недоверие правительству Сергея Собянина, а также потребовали отмены неправового голосования на портале «Активный гражданин» как не имеющего юридической силы.

Как рассказала корреспонденту «РБК-Недвижимость» созаявитель и организатор митинга муниципальный депутат Гагаринского района Елена Русакова, существующее законодательство вполне позволяет работать с аварийным и ветхим фондом, расселяя людей, не нарушая Конституции и федерального законодательства. Одним из пунктов резолюции стало требование доработать в публичном диалоге с гражданским обществом существующие законы, в рамках которых будут расселены жильцы аварийных и ветхих домов, коммуналок и общежитий.

Читайте также:  Реновация районов Москвы пройдет в 3 этапа и будет волнообразным

«От лица нашего сообщества заявляю, что митингом борьба не заканчивается, а только начинается. После митинга мы, жители пятиэтажек, создаем общественную организацию в защиту прав собственности. Под крылом юристов мы будем стараться помочь каждому, кто пострадает от проекта реновации, который уничтожает не только нашу жизнь и будущее наших детей, но и наш город», — заявила на митинге основательница группы в соцмедиа «Москвичи против сноса (против закона о реновации)» (насчитывает более 22 тыс. человек) Кэри Гуггенбергер.

Помимо отмены закона о реновации в итоговую резолюцию вошли и требования о расширении полномочий собраний собственников жилья, широком обсуждении будущего генплана Москвы с общественностью, введении в Москве ограничения на этажность новой застройки, а также выполнении обязательств по расселению аварийных домов и коммунальных квартир, содержанию и капитальному ремонту многоквартирных жилых домов.

Что не устраивает москвичей в новой программе реновации

«В нашем районе 53 дома, включая наш, попали в предварительный список домов под снос. В него вошли панельные и кирпичные хрущевки, а также пятиэтажки сталинского периода. В нашем доме многие против сноса, однако есть и те, которые верят, что их переселят в комфортное новое жилье. Я не хочу переезжать из своей пятиэтажки по непонятным пока условиям».

«Данный законопроект нарушает Конституционные права собственников жилья. Правительство Москвы заставляет нас принимать решения о судьбе наших домов до принятия закона о реновации. Пока мы видим пустые слова и обещания, не закрепленные в законопроекте. Также вызывает опасение, что на месте снесенных пятиэтажек построят многоэтажные дома. Это способствует уплотнению застройки, которая приведет к проблемам с парковками, очередям в школах и поликлиниках».

«Наш дом попал в предварительный список под снос. Пришел на митинг против нового закона о реновации. Я живу в тихом и красивом месте на берегу Химкинского водохранилища и не хочу переезжать в многоэтажный муравейник с отсутствием парковок, больших дворов и зелени».

«Мы живем в пятиэтажной сталинке, построенной по индивидуальному проекту в конце 1950-х годов. Квартиры небольшие, но дом в хорошем состоянии — аварийным его никак не назовешь. Но самое главное — у нас замечательный зеленый район, из которого никто не хочет уезжать: в пешей доступности находятся Ботанический сад, парк «Останкино», ВДНХ. Строительные площадки, определенные под возведение новых домов в нашем районе, расположены вдоль Октябрьской железной дороги, где каждые 15 минут проносятся электрички и «Сапсаны» — не представляю, как там можно жить. Большинство жителей нашего дома против сноса, за расселение выступают лишь 10% наших соседей, просто желающие улучшить свои жилищные условия, — так называемые очередники, которые в любом случае получат новые квартиры, это лишь вопрос времени. Но при чем здесь мы? Почему улучшение их жилищных условий должно происходить за наш счет?»

«Дом, в котором я живу, был построен в 1963 году по индивидуальному проекту. Это добротная кирпичная пятиэтажка, которая простоит еще лет пятьдесят. В последний раз капитальный ремонт у нас был в 1987 году, тогда заменили все трубы, разводку, канализацию. Я против закона о реновации, потому что она никогда не готовилась. Просто в один прекрасный день в каком-то высоком кабинете сели два чиновника и решили, что будет так. А мнение профессионалов они спросили? Раньше все вопросы решали ученые, сейчас все решают бухгалтеры. Наш строительный комплекс находится в разрухе, нет единой строительной политики. Почему нельзя было просто продолжить программу сноса ветхого жилья, которую запустил прежний мэр Юрий Лужков? Ее можно сколько угодно критиковать, но это системная программа, которая подразумевает снос действительно аварийного жилья, а не качественных домов, как сейчас».

«Изначально нам говорили, что в нашем районе 120 панельных и кирпичных пятиэтажек под снос. После того как мы подали заявление в управу о том, что против сноса наших домов, мы не попали в предварительных список. Но не верим, что они в него не попадут потом».

«Я не живу в пятиэтажке, но выступаю против закона о реновации. В первую очередь нужно учитывать мнения жителей этих домов. Я согласен: если дом старый и ветхий, его нужно сносить. Но, а если дом хороший? Меня не устраивают критерии, по которым дома попадают в сносной список. Также меня волнует судьба жителей этих пятиэтажек, которых могут переселить в другие районы».

Вчера по итогам митинга против закона о реновации на проспекте Сахарова мэр Москвы Сергей Собянин заявил на своей странице в социальной сети «ВКонтакте», что в ходе работы над проектом «мнения москвичей будут максимально учтены». «Внимательно отнесемся ко всем содержательным заявлениям, прозвучавшим на митингах в Москве по программе реновации, в том числе противников программы», — написал столичный градоначальник. Вскоре после этого заявления в электронной системе «Активный гражданин» открылось досрочное голосование по программе сноса пятиэтажек в Москве. Ранее сообщалось, что голосование стартует с 15 мая. Проголосовать за или против сноса смогут только собственники квартир в домах, включенных в программу реновации.

Снос пятиэтажек: найдите свой дом на карте

Одновременно с митингом на проспекте Сахарова в московском парке «Сокольники» вчера состоялась акция в поддержку программы сноса столичных пятиэтажек. Там, по оценке корреспондента РБК, присутствовали около 250–300 человек — жителей пятиэтажек в районах Капотня, Выхино, Люблино, Щукино, Кузьминки и Измайлово. Ранее, 13 мая, в районе Кузьминки состоялся еще один митинг в поддержку сноса таких домов. В акции приняли участие жители хрущевок, не вошедших в предварительный список программы реновации в Москве.

О запуске программы реновации жилого фонда столицы было объявлено 21 февраля 2017 года на встрече мэра Москвы Сергея Собянина с президентом Владимиром Путиным. Для ее реализации в Госдуму был внесен соответствующий законопроект, который 20 апреля прошел первое чтение. Первоначально в программу должны были быть включены 25 млн кв. м пятиэтажных хрущевок (почти 8 тыс. домов, где живут 1,6 млн человек). На их месте планировалось построить 35,1 млн кв. м с учетом очередников, а объем необходимых инвестиций оценивался в 3,5 трлн руб. Мэрия Москвы опубликовала 2 мая перечень домов под снос, где было только 4,5 тыс. домов. При этом в списке оказались дореволюционные постройки, конструктивистские кварталы, а также сталинские дома.

Объясняем московскую реновацию на основании закона

Поправки вступили в силу 1 июля 2017 года

Несколько месяцев назад мэр Москвы стал рассказывать о будущей реновации и даже получил устное одобрение президента. По задумке это должна быть большая программа сноса старых домов, жителей которых обещали переселить в новые квартиры. У этой инициативы нашлось много проблем и нестыковок, главная из которых — отсутствие внятной нормативной базы.

Все от этого были немного на измене, потому что не понимали, какой на самом деле будет реновация, как это стыкуется с конституционными правами жильцов и какие гарантии они получат при расселении. Мосгордума в авральном режиме принимала постановления и законы и проводила не всегда понятные процедуры. Некоторым планы мэра казались ну очень незаконными.

Теперь есть закон. Президент подписал его 1 июля, документ тут же опубликовали в «Российской газете», и поправки вступили в силу.

Этот закон внес изменения сразу в девять других законов и кодексов. И он не такой, каким был на первом чтении. Мы изучили все пункты поправок и попытаемся объяснить настолько просто, насколько сможем.

Краткое содержание:

  1. Новое жилье будет не меньше по жилой площади, больше по общей площади, с отделкой и чаще всего в том же районе.
  2. Тем, кто нуждается в улучшении жилищных условий, их обещают улучшить вне очереди.
  3. Можно потребовать равноценную квартиру. Можно забрать деньгами.
  4. Жильцам коммуналок — отдельные квартиры.
  5. Голосование, которое проводили в МФЦ и на сайте «Активный гражданин», теперь законное, а результаты легитимны.
  6. Из программы реновации можно выйти, но не сейчас, а позже. Можно сильно позже, но только пока нет договоров.
  7. Мэрии можно не следовать градостроительному плану и утверждать районы реновации под шумок и по-быстрому. Иногда даже отступать от правил безопасности.
  8. Если не заключить договор на новую квартиру, заставят через суд и выселят принудительно.
  9. Можно выбрать квартиру побольше с доплатой, в том числе маткапиталом.
  10. Новые дома в программу больше включить нельзя.

В целом: на бумаге у закона человеческое лицо. Но есть еще много вопросов о конкретных застройщиках, проектах благоустройства и финансировании. Нет ясности с помощью при переезде и уровнем отделки новых квартир. Может оказаться, что жилье будет некачественным, застройка — слишком плотной, может не хватить парковок, или случится транспортный коллапс.

Мэрия никакой конкретики здесь пока не дает, но мы надеемся, что это вопрос времени. За московской реновацией следит много людей: есть надежда, что под пристальными взглядами ничего не напортачат.

В каком порядке будут сносить дома?

Первыми снесут дома, у которых хуже техническое состояние. Точные списки составят московские власти, когда окончательно утвердят программу реновации: теперь у них есть такие полномочия.

Говорят, голосование по реновации было незаконным. Это правда?

С голосованием получилось странно. Когда его проводили, действительно не было такой нормы. Но тогда не было и таких гарантий, а дом могли снести без новых законов и без учета мнения жителей, как делают в других городах и в рамках первой волны сноса.

Поправки на федеральном уровне узаконили процедуру голосования, но фактически задним числом. Когда закон вступил в силу, всё уже закончилось. Но теперь это вроде бы и неважно: фактически для начала программы нет противоречий, голосование стало законным, а мнение жителей через сайт «Активный гражданин» и центры госуслуг — легитимным.

Как будут проектировать новые районы? С учетом градостроительного плана?

Нет, для реновации это необязательно. Властям разрешили отступать от плана по застройке в рамках программы. Даже если сейчас на плане парк, там могут построить дом или несколько. И наоборот. Планировку территории пока не утвердили: это будут делать позже и постепенно.

Этот закон нужен был в том числе для того, чтобы не затягивать решение вопросов с участками и проектами. Сейчас это занимает месяцы и даже годы.

По программе реновации можно быстрее обычного согласовать проект застройки большой территории, изменить назначение участка и получить разрешение на строительство. Например, когда проект передали на экспертизу, можно начинать подготовительные работы на площадке, даже если пока нет разрешения на строительство. На общих основаниях так делать нельзя.

Какие квартиры будут давать вместо старых?

В общих чертах это уже описали в московском законе, а теперь закрепили в федеральном.

Жителям домов, которые снесут по программе, дадут равнозначные квартиры. При этом понятие равнозначной квартиры отличается от общепринятого по жилищному кодексу.

Вот какой должна быть равнозначная новая квартира по программе реновации:

  • жилая площадь и количество комнат не меньше, чем было;
  • общая площадь больше;
  • улучшенная отделка;
  • находится в том же районе (для трех округов — в том же округе).

По этому поводу городские власти примут отдельный документ. Пока примерные проекты домов можно посмотреть на сайте московского правительства. Еще их обещают показывать на выставках: с 6 июля будет работать шоу-рум с образцами квартир в павильоне № 75 на ВДНХ .

Новые дома будут лучше старых хотя бы потому, что они новые и их построят по современным стандартам. Но какими именно будут квартиры по качеству отделки, будут ли там итальянские обои и керамогранит на полу, неизвестно. Может быть, придется сделать ремонт на свой вкус.

Как только будет заключен договор, можно переезжать. С этого момента у жильцов есть право пользоваться новым жильем.

Новый договор будет с такими же условиями. Если квартира в старом доме была в долевой собственности, новая тоже будет в долевой в тех же пропорциях. Если в совместной, режим тоже сохранят.

Власти помогут с переездом?

Помогут, но не всем. Это прописали в московском законе, теперь зафиксировали в федеральном. Кому и как именно помогут, еще неизвестно: для этого власти примут отдельный документ.

А деньгами можно забрать?

Можно. Эту норму тоже оставили. Если написать заявление, выплатят равноценное возмещение. Но этим правом не смогут воспользоваться ипотечники или должники, у которых арестована квартира.

При расчете выплаты учтут рыночную стоимость квартиры и даже убытки в связи с переездом.

Заявление на выплату собственник должен написать в течение 30 дней после того, как получит проект договора на равнозначную квартиру. Тогда договор на равнозначную квартиру не заключат, а заменят на другой. Власти фактически выкупят квартиру по рыночной цене.

Меня не устроит равнозначная квартира, хочу равноценную. Так можно?

Так тоже можно. Условия такие же, как для выплат. Когда прислали договор, есть месяц на то, чтобы определиться и попросить равноценную квартиру вместо старой. Равноценная — это у которой рыночная цена не меньше, чем в доме под снос.

Что получат жильцы коммуналок?

Им дадут отдельные квартиры. По закону вместо комнаты в коммуналке нельзя дать комнату в коммуналке. Но это только если дом сносят по программе реновации. Если его просто признают аварийным и снесут на общих основаниях, взамен имеют право дать такую же комнату и даже в другом районе.

Если квартира не приватизирована, тогда как?

Наниматели смогут выбирать: заключить договор соцнайма, как сейчас, или получить равнозначную квартиру в собственность. Чтобы получить в собственность, нужно написать заявление.

Что получат те, кто нуждается в улучшении жилищных условий?

В рамках реновации это сразу учтут. Новую квартиру выделят с учетом улучшения по нормативам и вне очереди. Можно отказаться от улучшения, получить равнозначную квартиру и продолжать стоять в очереди. Некоторым это выгодно, а иногда просто не получится предоставить нужные документы.

Право улучшить жилищные условия никуда не денется, даже если во время реновации с этим не сложится. И даже если забрать равноценное возмещение вместо квартиры, всё равно можно и дальше стоять в очереди.

Если не подписать договор на новую квартиру? Вообще ничего не делать, а жить в своей квартире и никуда не съезжать.

По закону заключать договор обязательно. Если дом включен в программу реновации, значит, большинство жителей за снос и власти должны сделать так, как хочет большинство.

Чтобы подписать договор, дают 90 дней. Если кто-то откажется, город обратится в суд. Тогда всё равно заставят заключить договор, освободить квартиру и передать ее городу. Взамен дадут равнозначную квартиру или деньги на выбор и тоже зарегистрируют всё принудительно. В законах и сейчас есть такая норма, и ее используют в разных случаях кроме реновации.

Что со взносами на капремонт?

Как только столичные власти официально утвердят программу реновации, взносы на капремонт для домов под снос отменят. Но возвращать собственникам ничего не будут. Деньги, которые накопились в фонде, потратят на реновацию. Это честно: раньше их бы потратили на ремонт крыши или подъездов, а теперь предоставят новую квартиру.

Если деньги копились на специальном счете, этот счет тоже перейдет городу.

Если квартира в ипотеке или под арестом?

Ипотечникам тоже дадут новые равнозначные квартиры. Только одновременно с регистрацией права собственности на новую квартиру зарегистрируют обременения на нее. Если на квартире арест, его наложат на новую.

В закладную внесут изменения: согласие должника или банка для этого не нужно. Платить за новые документы тоже не придется.

Если ипотечник не захочет выезжать и заключать новый договор, его заставляют через суд: закон позволяет.

Условия ипотеки, ставка, платежи и сумма долга не изменятся.

Если ипотечная квартира в старом доме застрахована, объект страхования изменится автоматически. О том, что по программе реновации дали новую квартиру, нужно письменно сообщить страховщику: он заменит договор или полис на новый с теми же условиями. Все документы можно отправить и получить по почте: в офисе ничего подписывать не придется.

Читайте также:  3D карта Москвы поможет жителям наглядно оценить новые дома

А если собственник умер до того, как получил квартиру, что делать наследникам?

Договор на новую квартиру заключат с наследниками. Если свидетельства на наследство пока нет, собственником новой квартиры будет значиться город и Росреестр запретит любые сделки с ней. Когда наследники получат свидетельство, эти данные исключат из реестра и квартиру оформят на законных собственников.

В квартире живут дети и бабушка-инвалид. Есть какие-то ограничения?

Если в квартире несовершеннолетние дети или кто-то из членов семьи лишен дееспособности, денежное возмещение получить нельзя. Взамен старой квартиры можно получить равнозначную или равноценную, но это должно быть жилье.

При переезде в новую квартиру большей площади нужно вносить доплату?

За равнозначные и равноценные квартиры доплату вносить не нужно и ее не имеют права требовать. Если потребуют, можно пожаловаться в прокуратуру.

Но можно написать заявление и получить квартиру больше, чем равнозначная. Например, вместо двушки попросить трешку. Тогда доплата будет законной.

Доплатить за квартиру больше равнозначной можно материнским капиталом, субсидиями или сертификатом.

Что получат собственники нежилых помещений?

Им заранее выплатят равноценное возмещение , а недвижимость заберут для госнужд.

Если предприниматель арендует у города помещение в доме под снос, ему предложат арендовать на таких же условиях равнозначное помещение. Срок сохранится, льготы тоже. В торгах участвовать не придется.

Если во время реновации срок договора аренды закончится и есть право на новый, его заключат на десять лет. Право преимущественного выкупа тоже сохранится, только уже по новому договору аренды и пока действует программа реновации.

Нас могут выселить до того, как дадут новые квартиры? Или отключить коммуникации?

Никого не имеют права выселить до того, как ему предоставят новую квартиру или выплатят деньги по заявлению.

Отключить свет и воду можно только после вывода дома из эксплуатации. Это произойдет, только когда все получат положенное по закону. Но если дом вывели из эксплуатации, жить в нем больше нельзя ни дня.

Кто будет распоряжаться бюджетом программы и как узнать, на что пошли деньги?

В поправках написано, что финансировать программу будут в том числе за счет городского бюджета. Но это не значит, что только за счет него: скорее всего, свой вклад внесут инвесторы.

Средствами будет распоряжаться Московский фонд реновации жилой застройки. По закону у него много целей и задач. В числе прочего — ежегодные отчеты на официальном сайте. Если есть желание контролировать расходы и сметы, стоит следить за этими отчетами.

Все бюджеты, операции и контракты будут проходить через эту организацию. Еще фонд может быть застройщиком и продавать квартиры в новых домах. Если что-то пойдет не так, по обязательствам фонда ответит город.

Наш дом не вошел в программу. Еще можно провести собрание, чтобы получить новые квартиры?

Нет, уже нельзя. С 1 июля закон запрещает включать новые дома в программу. Даже если управляющая компания инициировала собрание, это бесполезно. Может быть, будет еще один этап реновации и что-то изменится.

Если жители проголосовали за снос, а потом передумали, можно выйти из программы?

Раньше, чем власти примут решение о реновации и пройдет три месяца, из программы выйти нельзя. А позже можно.

Из программы можно выйти даже через пять лет, но только если к тому времени ни один из нанимателей или собственников не заключил договор о предоставлении новой квартиры.

Чтобы дом не снесли, нужно провести общее собрание собственников, где больше ⅓ проголосуют против сноса. Для решения по поводу сноса нанимателям дали такие же права, как собственникам. Если есть договор соцнайма, можно прийти на общее собрание и проголосовать.

Если исключить дом из программы, снова внести его туда уже не получится.

Наш дом аварийный. Он в программе сноса, но не в программе реновации. У нас будут те же условия расселения?

Нет, эти условия действуют только для домов, которые вошли в программу. Если дом снесут как аварийный не в рамках программы, взамен тоже дадут равнозначную квартиру. Но у нее будут совсем другие критерии. А вместо комнаты в коммуналке могут дать комнату в коммуналке.

У нас большинство собственников против, а дом вошел в программу. Как это возможно?

Теоретически такого быть не должно. Если есть протокол общего собрания и он противоречит результатам голосования, нужно разбираться. Для начала с администрацией, потом в суде.

Если собрания не было и жители голосовали на сайте и в МФЦ , нужно проверить, как учли голоса. Если найдутся расхождения, это тоже повод для жалобы.

Если все против в разговоре у подъезда, а голосовать не пошли, часть квартир признали согласившимися на снос. Такие правила.

В любом случае всё еще можно отменить: собирайтесь и фиксируйте мнения в протоколе.

Я против этого закона! Как его обжаловать?

Федеральный закон нельзя просто так взять и обжаловать. Если ваш дом вошел в программу, дождитесь, пока вам предложат заключить договор, не заключайте его и ждите вызова в суд. Если вас будут выселять принудительно, найдите хорошего юриста, идите по инстанциям и пробуйте признать статью, на которую сошлется суд, неконституционной. Несколько исков против реновации уже подали, но пока безуспешно.

Иногда это получается даже в судах против городских властей и даже если Верховный суд был против.

Любой закон принимают, изменяют и отменяют органы власти. Следующие выборы мэра Москвы и президента пройдут в 2018 году. Выборы в Мосгордуму — в 2019 году. Депутатов в Госдуму будут выбирать в 2021 году. Сходите на выборы и проголосуйте с оказией.

В поправках для реновации много послаблений, о которых жильцы обычных аварийных домов даже мечтать не могут. Стоит подумать об этом, прежде чем идти в суд. Рано или поздно старую пятиэтажку всё равно снесут, но совсем на других условиях.

Если вы живете в другом городе или новом доме и реновация вас не касается, стоит не рвать себе душу и отпустить ситуацию. Москвичи в состоянии сами о себе позаботиться.

Что стоит делать москвичам прямо сейчас

Заказать независимую оценку квартиры. Это может пригодиться для расчета равноценного возмещения или в суде.

Следить за законами, ходить на публичные слушания и участвовать в обсуждениях проектов домов, кварталов и районов.

Лично изучить закон и разобраться, на что можно претендовать при реновации.

Навести порядок в документах. Обновить справки, разыскать прописанных, но не проживающих родственников, оформить доверенности, если нужно. Оформить развод, вступить в брак, прописать детей, чтобы получить то, что положено по закону, без формального подхода.

Собрать семейный совет и подумать, как с пользой, выгодой и законно использовать реновацию. Пока сделки с недвижимостью не запрещены, но скоро всё может измениться.

В сложных и непонятных ситуациях консультироваться с юристом.

Подавляющее большинство москвичей поддержали программу реновации

Реновация: осознанный выбор москвичей

В Москве подводят итоги голосования по реновации. Сегодня уже можно с полной уверенностью утверждать, что горожане поддержали проект. Подтверждением тому – и опросы социологов, и итоги голосования. Из более чем 4,5 тыс. домов, в которых проходило голосование, жители лишь 466 изъявили желание выйти из программы. Таким образом, столичная программа реновации стала, пожалуй, первым столь масштабным проектом, решение по которому принимали сами граждане.

Московская реновация действительно социальная и народная программа, одобренная самими москвичами, а не чиновниками в высоких кабинетах.

По данным столичного Департамента информационных технологий, в голосовании по программе реновации приняли участие более 235 тыс. квартир из 328 тыс., у которых было такое право.

«Характерная черта нашего общества – это недоверие, как во взаимоотношениях с властью, так и внутри разных социальных групп. И реновация стала той темой, которая всколыхнула общество – люди начали общаться между собой, создавать сообщества «за» и «против» программы и выходить на прямой диалог с руководством города», – отмечает заведующая лабораторией политических исследований, старший директор по взаимодействию с органами власти Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Валерия Касамара.

Важно отметить, что именно открытость столичных властей и прямой диалог с гражданами в итоге привели к тому, что москвичи поддержали программу. Напомним, что в середине мая на митинг противников программы на проспект Сахарова пришло более 10 тыс. человек. Однако уже спустя несколько недель на очередной акции протеста недовольных оказалось не более пары сотен.

Ключевую роль, по мнению экспертов, в принятии москвичами программы реновации сыграл и тот факт, что мэрия устроила открытое и честное голосование по проекту. Жители могли не только высказать своё отношение к программе, но потом ещё и отследить, правильно ли был учтён их голос.

Напомним, что голосование по реновации проходило тремя разными способами. Можно было проголосовать в МФЦ «Мои документы», на портале «Активный гражданин» или же принять решение на общем собрании собственников.

«Активный гражданин» прошёл «боевое крещение»

Настоящим открытием стал тот факт, что москвичи в большинстве своём предпочли голосовать на «Активном гражданине» или в МФЦ. «Аналитики, к примеру, предсказывали, что 69% противников программы не доверятся голосованию через МФЦ и «Активный гражданин», а проведут общедомовое собрание, – говорит руководитель столичного Департамента информационных технологий Артём Ермолаев. – Однако действительность оказалась совершенно другой. Из 466 домов, где желающих войти в программу реновации оказалось меньше необходимых двух третей, общедомовые собрания провели только 25».

По его словам, наиболее активно жители голосовали в МФЦ – туда пришли 59% всех голосующих по программе. А вот ещё 41% голосовавших отдали свой голос на портале «Активный гражданин». При этом 41% всех участников голосования воспользовались возможностью проверить, правильно ли учтён их голос.

Столь серьёзное голосование по такому значимому вопросу стало, можно сказать, «боевым крещением» портала «Активный гражданин». «Мне кажется, это важнейший инструмент прямой демократии, электронной демократии, который использовала московская мэрия. Этот эксперимент показал себя крайне удачно. Я убеждён, что голосование серьёзнейшим образом повысит уровень доверия к власти Москвы в целом и к любым московским программам в частности. Такой беспрецедентной открытости мы не видели никогда», – рассуждает политолог, член Общественной палаты Москвы Павел Данилин.

По словам главы Департамента градостроительной политики Москвы Сергея Левкина, возможностью улучшить жилищные условия по программе реновации приглянулась почти 70 семьям. Они решили докупить дополнительные метры на льготных условиях.

А ведь на начальном этапе многие противники программы реновации высказывали весьма скептические и даже нелестные оценки относительно электронного голосования. Но практика показала, что система электронных голосований – это не только удобно, но ещё и надёжно, совершенно прозрачно. Каждый участник голосования получал код, по которому мог войти в систему и проверить, как учли его голос. Всего этим сервисом воспользовались 137 тыс. проголосовавших. При этом ни одного заявления о нарушениях от граждан не поступило. «Сейчас московские власти довольно эффективно используют народ в конституционном смысле этого слова, потому что по Конституции народ – источник власти, и все эти референдумы, механизмы, в том числе опросы на портале «Активный гражданин», позволяют москвичам так или иначе влиять на городское управление, что, безусловно, является весьма инновационной мерой», – констатирует гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

Право собственности под защитой закона

Одной из самых эксплуатируемых тем среди противников программы реновации был вопрос о неприкосновенности частной собственности. Однако, как отмечают эксперты, в данном случае это оказалось лишь пустыми спекуляциями. В мировой юридической практике давно уже неоднократно описаны подобные прецеденты. В некоторых странах есть даже специальное законодательство и специальные программы по редевелопменту. «Очень давно юриспруденция поняла, что не бывает абсолютного права частной собственности, особенно в городах, где все люди живут вместе, им нужно находить какие-то компромиссы, – констатирует президент фонда «Институт экономики города» Надежда Косарева. – Сначала родилась тема, что у нас называется изъятием для государственных или муниципальных нужд, в разных странах она по-разному звучит, но её юридическая суть состоит в том, что в каких-то случаях государство имеет право отобрать у вас собственность с предварительным равноценным возмещением, это написано практически во всех конституциях мира».

* 2312 домов поддержали реновацию более чем 90% голосов.

* 1161 дом проголосовал с результатом 80–90%

За программу реновации.

* 600 домов поддержали программу 2/3 голосов.

* Явка на голосование по программе составила 71,6%.

Отметим, что принятый Госдумой закон о реновации гарантирует предоставление на выбор равноценного или равнозначного жилья или же предоставление денежной компенсации.

Как отмечают эксперты, российское законодательство получилось ещё и с весьма широким спектром гарантий именно для граждан. Далеко не каждая страна мира может похвастаться чем-то подобным. «Я хочу, чтобы вы поняли, насколько тема частной собственности не абсолютна в современном мире, – продолжает Надежда Косарева. –

Например, в 2005 году – решение Верховного суда США: целью было не строительство дороги и детского садика, а – повысить экономическое развитие территории, повысить налоги. Тогда частную собственность изъяли, и Верховный суд Америки признал это правомерным».

Народная демократия в действии

В Москве, впрочем, ни о каком принудительном изъятии собственности речь не шла и не идёт. Единственной проблемой было донести до москвичей истинную суть готовящейся программы реновации. Не секрет, что в среде противников программы активную работу проводили и некоторые застройщики. Причём не гнушались использовать для этого технологии чёрного пиара. Оно и понятно: девелоперам, понастроившим в Подмосковье целые города-призраки, стало окончательно ясно, что с принятием программы реновации в Москве пустующие сегодня квартиры им не продать в обозримом будущем. И тут же в обществе поползли слухи о том, что в результате реновации жителей будут переселять за МКАД, лишать квартир и т.д.

Естественно, эти «страшилки» не подтвердились. Более того, все гарантии права собственности жителей были прописаны в федеральном и городском законах. «Когда нашему человеку дают выбор и на него сыплется огромное количество информации со всех сторон: его пугают, что переселят за МКАД, ему говорят, что у него отберут квартиру раньше, чем дадут новую, что с ремонтом будут проблемы, а, с другой стороны, говорят, что будет лучшая квартира, если ты первый побежишь, – он будет в стрессе. И независимо от того, кому он верит или не верит, в самом факте стресса он будет обвинять власть: что вы меня дёргаете, сами там решите всё, – рассуждает политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев. – Модели нашего менталитета соответствует совершенно другая модель. Но тут власть сознательно пошла на совершенно другой эксперимент: мы демократия, мы хотим узнать мнения граждан. И вот тут возникает и вакуум, и возможность манипуляции демократией».

Впрочем, сегодня можно констатировать тот факт, что в Москве этот эксперимент с новой моделью демократии можно считать успешным. Программу реновации поддержали 80–90% москвичей. Причём ценность этой поддержки ещё и в том, что москвичи сделали осознанный выбор: проголосовав за реновацию только после широкой общественной дискуссии, в которой приняли участие не только сторонники программы, но и её ярые противники.

Кирилл НИКИТИН, руководитель практики по оказанию услуг госорганам и компаниям госсектора в Price-waterhouseCoopers:

– Даже скептики согласились с тем, что никаких претензий к «Активному гражданину» никоим образом нет. Мне кажется, что если достоверность АГ и результатов голосования не вызывает ни у кого сомнений и мы видим, что 43% проголосовавших выбрали именно этот механизм, то мне представляется важным в будущем предпринять дальнейшие шаги по легитимизации этого инструмента. Технически наша система электронного голосования намного более качественно устроена, чем во многих других мегаполисах мира, и мы можем на неё рассчитывать.

Ссылка на основную публикацию